Игорь Туровский: «Я готов разгрести эти авгиевы конюшни»

В региональном управлении наркоконтроля – новый начальник

22 марта 2012 в 18:27, просмотров: 6243

За последние несколько лет Рязанская область прочно вошла в число лидеров ЦФО по дезоморфиновой наркомании. Гибнет в основном молодежь, а взрослые, в том числе из правоохранительных органов, часто просто опускают руки. И именно в такой момент на посту начальника регионального Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков появился генерал-майор полиции Игорь Туровский, человек с большим опытом работы – борьбу с наркотиками начинал, еще возглавляя УБНОН (Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков). Какой он видит ситуацию в регионе и как намерен ее исправлять – с такими вопросами мы обратились к новоназначенному руководителю ведомства.

 

Игорь Туровский: «Я готов разгрести эти авгиевы конюшни»

- Игорь Викторович, вас не было на родине больше пяти лет. Какие изменения заметили свежим взглядом? 

- Несмотря на то, что я долго жил в Костроме, часто приезжал в Рязань. Я сравниваю сегодняшнюю Рязань с началом 2000-х годов, когда мы, что называется, зачистили город от наркотиков. За месяц работы убедился, что ситуацию упустили: Рязань буквально заполонена наркотиками. Причем это произошло в последние годы. Даже не могу выделить какие-то «болевые» точки – наркотики есть везде: в жилых кварталах, ночных клубах, общежитиях, даже в школах пробуют продавать наркотики.

Цифры приводить не буду – статистика не всегда отражает истинное положение вещей. Но приведу пример.

Буквально две недели назад отправил материалы на возбуждение двух уголовных дел. В жилом доме на лестничной площадке пятого этажа наркоманы раскладывали «лабораторию» и начинали изготавливать наркотики среди бела дня, не боясь никого! В Костроме, где я руководил управлением наркоконтроля последние пять с половиной лет, такое даже представить невозможно. Там очень активны жители, которые помогают выявлять наркопритоны: если что-то не так, тут же позвонят в милицию, прокуратуру, вплоть до губернатора. 

- Чему-то научились «в гостях»? 

- Работа в любом другом регионе помогает приобрести новый опыт. А Кострома – регион специфический: в северных краях народ неторопливый, решения принимать не спешит. И работает так же. И в то же время люди там интересные. Костромская область во всех отношениях более спокойная по сравнению с нашей. Там и население в два раза меньше, и областной центр в два раза меньше. Зато территория области в два раза больше – до самого отдаленного райцентра не 200 километров, как у нас, а все 600. 

- И как им удается такими малыми силами «держать» такую большую территорию? 

- Когда я приехал туда в 2006 году, ситуация была, как сейчас в Рязани: наркотики буквально на каждом шагу. Все знали, что они идут из цыганского поселка Высоково, расположенного в черте города, там буквально очереди стояли за героином! Мне как новичку сотрудники рассказывали, что победить этих цыган никак невозможно. Стал разбираться, действительно ли все так страшно, как мне докладывают. И выяснилось, что некоторые сотрудники Управления крышуют точки распространения наркотиков, а другие просто не хотят работать. «Рецепт» в такой ситуации один: стали менять личный состав. И сразу появились положительные результаты. В итоге за три года посадили более 120 цыган и сняли проблему распространения героина в Костроме и области. Вывод один: надо просто работать.

 - Так с кем все-таки надо в первую очередь бороться: с потребителями наркотиков или с распространителями?

 - Всегда и везде наведение порядка начинается с работы с личным составом Управления. Если наши сотрудники будут работать добросовестно, то показатели появятся сами собой. 

- Вы хотите сказать, что как новый руководитель начнете чистки в рядах сотрудников регионального наркоконтроля? 

- Вынужден признать, что за время моего отсутствия коллектив изменился не в лучшую сторону. Приходится заставлять людей работать. И это не вопрос коррупции.

Например, следователь за весь год заканчивает всего четыре уголовных дела. Нормы как таковой у нас нет, но при нормальной работе следователь должен заканчивать по два уголовных дела каждый месяц. Уголовных дел – море, они просто заволокичены. 

- Не боитесь, что против вас начнут войну свои же подчиненные? 

- Я сюда направлен Указом Президента России. И если руководство федеральной службы так решило, значит, оно мне доверяет. Меня сюда направили как раз для того, чтобы разгрести эти авгиевы конюшни. И я готов к тому, что будут письма, жалобы – я это уже проходил. Когда приехал в Кострому, на меня дважды писали Президенту: сначала Путину, потом Медведеву. Приехали, проверили, разобрались. Если я буду работать честно, по закону – мне ничего не страшно. 

- Говорят, что существующая система не дает работать честно. 

- Система как раз правильная. И работать честно она позволяет и даже поощряет. Директор Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов за 3 года заменил более 60% территориальных начальников. И заменил правильно, я считаю. Он не занимался операми. Если вы начальник – вам этот пост доверило государство. И если вы не способны обеспечить решение задач, навести порядок в управлении – это не ваше место. 

- То есть и вы в первую очередь будете менять руководящий состав, который не справляется со своими служебными обязанностями? 

- Любой исполнитель в первую очередь ориентируется на позицию начальника. И если начальник не требует работы, процесс стопорится. Уже принят ряд решений о смене руководителей подразделений, которые неспособны руководить личным составом и не хотят заботиться о нем. 

- Будете ставить «своих» людей? 

- Я никого не привожу с собой, потому что давно понял: надо жить и  работать с теми кадрами, которые есть. Так что все новые кадры я возьму из своих же рядов – у нас в Управлении много умных и честных сотрудников. 

- В рязанском общественном транспорте развешены объявления с «телефонами доверия» наркоконтроля, на которые можно сообщать о фактах распространения наркотиков. Звонят? 

- В случае, о котором я рассказывал выше, как раз соседи позвонили в наркоконтроль и сообщили информацию. Их услышали и приняли меры. Все наркоманы задержаны и будут привлечены к уголовной или административной ответственности.

Мы можем изымать наркотики сотнями тонн каждый день. Но это не будет иметь положительного эффекта, если не начнем пресекать притоны, которые находятся среди населения. Поэтому вернуть доверие населения к нашей структуре – одна из главных задач для меня. 

- Разве участковые милиционеры не знают об этих притонах? 

- Знают. Но их надо заставить реагировать на сигналы граждан. 

- Так, может быть, участковый не реагирует, потому что крышует наркопритоны? 

- Я и сам иногда думаю: наверное, как в кино, все под крышей. Да нет! Дело в другом – причина в нашем общем безразличии к тому, что творится в городе, на улице, в доме. Каждый пытается зарабатывать, как может. А наркотики – это бизнес и очень доходный.

В той же Костроме пришлось столкнуться с такой ситуацией. Раскрываем преступление, отдаем материалы участковому, а он говорит: мне это не надо, это же надо бумаги писать! Простая человеческая лень в оформлении и сборе материалов – вот ответ на ваш вопрос о причине, по которой наркотики заполонили наш регион. И эту лень надо ликвидировать. 

- Наркоконтроль не попал под реформу: поднять зарплату сотрудникам ведомства обещают только в 2013 году. И вы хотите, чтобы за пятнадцать тысяч ваши сотрудники стали бороться с наркотиками?.. 

- У нас есть костяк, который занимается борьбой с наркотиками более 15 лет. Не скажу, что они работают только за идею, но по поводу зарплаты есть такая статистика: если ста сотрудникам дать одинаковую зарплату, допустим, 100 тысяч рублей, работать они будут все равно по-разному. 

- В чем, с вашей точки зрения, коренная причина наркомании – в стремлении конкретного человека получить удовольствие или в так называемых «социальных язвах» общества в целом? 

- Я разговаривал со многими врачами. И многие большие ученые считают, что наркоманию нельзя отделять от табакокурения и алкоголизма. Лечение от наркотиков должно включать борьбу и с этими зависимостями. И это правильно, потому что по большому счету неважно, чем ты отравил организм – не получил удовольствие, а именно отравил, не вижу большой разницы. Поэтому я лично не курю и крайне негативно отношусь к людям, которые курят.

Наверное, покажусь банальным, но мой опыт работы в органах по борьбе с наркоторговлей говорит, что истоки наркомании в безнравственности общества. Наличие этой проблемы говорит о системных проблемах в нем. Я не особо пропагандирую церковь, потому что для меня церковь и вера – разные вещи. Но если она будет активно работать с населением, прививая непреходящие ценности и моральные принципы, хуже от этого не станет.

Можно целую цепочку выстроить, с кого и с чего начинать оздоровление общества. Мы, по сути, боремся с последствиями. Это как со здоровьем организма: заболевают только ослабленные. Человек не может жить один. Поэтому молодежь надо организовывать, направлять на добрые дела и поступки. Мы утратили воспитательную цепочку в обществе: детский сад – школа – институт – производство. Надо возвращаться к системе воспитания на всех уровнях. 

- Не получается ли в таком случае, что ваше ведомство, грубо говоря, подчищает за государством, борясь не с причиной, а со следствием? 

- Вопрос поставлен неверно. Государство пытается создавать условия для того, чтобы наркотики не были востребованы. Принята государственная программа «Стратегия государственной антинаркотической политики РФ до 2020», в которой определены основные направления антинаркотической работы.

Сокращение спроса на наркотики подразумевает работу всех общественных организаций и власти, в том числе региональной. А вторая составляющая, направленная на сокращение предложения, подразумевает работу всей правоохранительной системы: наркоконтроля, полиции, прокуратуры, ФСБ, таможни и так далее. Государство пытается с этой проблемой бороться комплексно, на всех уровнях.

- В Европе легализованы легкие наркотики. Может быть, и нам попробовать? 

- Нет такого понятия, как наркотики легкие или тяжелые. Все они вызывают зависимость и разрушают человека.  В Европе есть лишь одна страна - Нидерланды, где марихуану на законных основаниях можно купить в специальных лицензированных барах, которые контролирует государство. Но наркоситуация там ничем не лучше, чем в России. У нас ведь тоже фактически негласно легализованы наркотики – из аптечных препаратов готовят дезоморфин, и эта эпидемия охватила всю страну. По такому принципу можно легализовать все что угодно, вплоть до убийства. 

- Реально ли вылечить наркомана? 

- Дорого, долго, но реально. Вопрос в том, что реабилитация наркомана исчисляется сотнями тысяч рублей. У государства таких денег нет, у наркоманов – тоже. И это самая главная беда. 

- Несмотря на все запреты и профилактические меры, только сам человек в каждом конкретном случае решает, продавать, употреблять или нет. 

- Конечно. Но любой человек знает, что такое страх. И если у него будет страх сесть надолго за хранение или распространение наркотиков, человек подумает, стоит ли за это браться. Когда установлены жесткие рамки и жесткие правила, люди ведут себя более адекватно.

Мы вынуждены, к сожалению, констатировать, что в Рязанской области выносится наименьшее количество обвинительных приговоров с лишением свободы по наркотикам. Это не только проблема судов – это наша общая проблема. При том, что законодательство у нас достаточно строгое – предусматривает до 20 лет лишения свободы, оно расплывчатое. По одной и той же статье можно дать человеку условное наказание, а можно посадить его на десять лет. Если недостаточна доказательная база, преступник вообще может быть оправдан.

Приходилось сталкиваться еще и с такой проблемой. Когда человека судят за героин, то считают, что это «тяжелый» наркотик и за него надо дать лишение свободы. Но если он продает «бытовой наркотик» дезоморфин, который убивает в десять раз быстрее и сильнее героина, то за него надо дать условный срок. 

- Считаете ли вы действенной инициативу рязанских аптек, которые приняли декларацию о запрете продажи кодеиносодержащих препаратов? 

- Эта мера может быть эффективной. Аптеки – это ведь тоже бизнес, причем прибыльный. И это мы их подвигли к такому решению, главное, чтобы оно выполнялось. 

- Вступая в должность, вы встречались с губернатором. О чем вы с ним говорили? 

- Губернатор потребовал навести порядок в Рязанской области и обещал свою помощь. В регионе действует антинаркотическая программа, на которую выделяются достаточные деньги по линии здравоохранения, просвещения и спорта. И для нашей области это хороший стимул к улучшению сложившейся ситуации.



Партнеры