Почему Рязань достойна стать Городом трудовой доблести

16.05.2020 в 18:07, просмотров: 602

Рязань может войти в число первых Городов трудовой доблести. Соответствующее обращение, поддержанное 25 тысячами жителей, губернатор Николай Любимов направил президенту. До этого Российская академия наук дала экспертное заключение, которое подтверждает основания для такого решения.

Почему Рязань достойна стать Городом трудовой доблести
государственный архив Рязанской области, 9 мая 1945 года на площади Ленина в Рязани

В Великую Отечественную наш город стал одним тех, благодаря которым бойцы на фронте знали: за спиной у них – надежный тыл. В Рязани готовили офицеров и летчиков, размещали раненых; предприятия снабжали армию продовольствием и боеприпасами.  Только медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны» в Рязанской области наградили 256 тысяч человек.

04:35
В условиях военного времени

В первые же дни войны заводы стали работать по-новому: отпуска отменили, рабочий день увеличили, кое-где ввели казарменное положение. Некоторые предприятия эвакуировали, но с отступлением немцев от Москвы вернули в Рязань.

Одним из них стал деревообделочный завод – сегодня рязанцы знают его как приборный. Вся продукция была предназначена для военных нужд. К 1943-му здесь освоили выпуск авиалыж и запчастей к самолетам. Делали крылья и хвостовое оперение для самолета ПО-2, подвесные кабины к самолету Р-5.

В 1944 году налажено производство десантных планеров Г-11. Их использовали для переброски десантников во вражеский тыл, доставляли оружие, продукты и медикаменты партизанам.

В газете «Сталинское знамя» от 1 мая 1945 года рассказывали о работе одного из цехов: «Мы изыскиваем все возможности, чтобы увеличить выпуск продукции, снизить себестоимость, экономить материалы. Перерасход какого-либо материала стал редким явлением».

Картофельное поле боя

Без продовольствия не повоюешь – это тоже понимали все. Обеспечение фронта легло на плечи работников колхозов и совхозов. В основном это были женщины, старики и подростки. Мужчины ушли на фронт: воевать отправились 75% трактористов, более 60% комбайнеров и 80% председателей колхозов.

«Мобилизовали» и технику: каждый третий работающий трактор и почти 70 % колхозных и совхозных машин. Забрали почти всех лошадей. Во многих хозяйствах оставшиеся женщины пахали буквально на себе. В плуг впрягались по нескольку человек. Жали тоже вручную: о достижениях рязанской колхозницы Романовой на вязке снопов в 1943 году писала газета «Правда». Ее метод работы перенимали и в области, и в стране.

Там, где оставалась техника, больше всего боялись ее простоя. Сельские девушки быстро освоили трактора и комбайны. К концу 1941 года переподготовку прошли 3 500 женщин, к концу войны – 20 000. Работали по нескольку смен.

В Рязанской области самой известной трактористкой стала Дарья Гармаш. Техника в ее бригаде работала до 22 часов в сутки. Ее имя гремело по всей стране. Писали и с фронта: «Когда здесь, у переднего края, узнаешь о том, как самоотверженно и беззаветно трудятся в тылу, чувствуешь, словно сил прибавляется».

Один за другим Рязанская область отправляла на фронт эшелоны с продовольствием. За годы войны наши колхозы и совхозы произвели более 65 млн пудов зерна, 55 млн пудов картофеля, 11 млн пудов овощей, 3,5 млн пудов мяса.

Вместо военной формы – белый халат

Рязанская область перешла на военное положение 23 июня 1941 года. Уже к осени линия фронта подошла к городу. Но раненых рязанские госпитали начали принимать еще с июля.

Всего на территории области в военные годы действовали 55 госпиталей. Они приняли раненых с 336 санитарных поездов с Западного, Брянского и Центрального фронтов. Координировал работу Рязанский гарнизонный госпиталь: он стал одним из немногих медицинских учреждений, чей личный состав полностью награжден медалями «За оборону Москвы».

Принимала раненых и нынешняя больница имени Семашко. На ее базе был сформирован госпиталь №2989. «В суточный срок развернуть эвакогоспиталь на 250 коек», – такое предписание получил главврач Борис Николаевич Широков 17 июля 1941 года.

Койки для бойцов разместили в двух корпусах. Работу провели так оперативно, что уже осенью Широков получил награду. Архивные журналы с именами раненых в больнице хранят до сих пор.

Поддерживать солдат старались не только врачи. Был создан Рязанский областной комитет помощи раненым бойцам и командирам. Он занимался шефской помощью, контролировал обеспечение лечебных учреждений всем необходимым. Например, топливо комитету помогали собирать простые рязанцы.

Пришла на помощь врачам и Рязанская епархия. Православное общество Скорбященской церкви взяло шефство над эвакогоспиталем №5837 на улице Ленина. Раненым помогали писать письма, читали им книги и газеты, устраивали концерты, собирали теплые вещи.

Архиепископ Алексий передал госпиталю 5 000 рублей. Свои сбережения в пользу раненых пожертвовали и ещё пять священников.

К обороне готовы

В сентябре 1941 года в стране объявили обязательное обучение военному делу для всего гражданского населения. Проходили его без отрыва от производства. После смены у станка рабочие изучали, что делать в случае воздушного или химического нападения, осваивали оружие.

Начали создавать истребительные батальоны. Они были сформированы в каждом районе, всего в них вошло около пяти тысяч человек. Отдельно набирали партизанский отряд. В него записались около 1200 рязанцев.

В осенние дни 41-го кому-то пришлось взять в руки винтовки, а кому-то – вооружиться лопатой. Перед рязанцами встала задача подготовить город к встрече с врагом. Было создано две линии обороны: Рязань окружили полусотней баррикад, у моста через Павловку поставили противотанковые ежи. Дни напролет люди рыли окопы и рвы. Каждый день на эти работы выходили до 20 тысяч человек.

26 октября 1941 года в Рязани сформировали городской комитет обороны. Одной из его задач стало создание отрядов народного ополчения. 8 ноября в городе ввели комендантский час. Меньше трех недель оставалось до объявления осадного положения.

Защищать Рязань предстояло своими силами. Был создан Рязанский добровольческий рабочий полк. В его состав вошли три батальона пехоты, пулеметчики и конные разведчики. Помогли экипировать бойцов родные рязанские предприятия: «Рязсельмаш» предоставил противотанковые гранаты, местные швейные мастерские передали белье и полевые сумки.

Полку предстояло сдерживать врага, пока не подойдет армия. Один из батальонов занял позицию в Захаровском районе, другой – со стороны Михайлова. Третий оставался в Рязани.

В декабре 1941-го наши войска перешли в наступление, но полк считался действующим до конца января 1942-го. Добровольцы помогали тушить пожары, патрулировали улицы.

Как Рязань Гудериана напугала

Немецкий генерал Гудериан писал, что, пока у русских есть железнодорожная связь между Москвой и тылом, они могут переломить наступление Германии. Действительно, перед железнодорожниками лежала особая задача. В 1941-ом эшелоны через Рязань шли двумя потоками: одни везли эвакуированных в тыл, другие – бойцов на фронт.

К концу ноября 1941 года немецкие войска оккупировали семь районов Рязанской области. Из одиннадцати железных дорог, соединяющих Москву с тылом, работать продолжали четыре. Еще две были под угрозой: враг, продолжая наступление по рязанской земле, мог взять их.

Чтобы защитить ряжское направление, в Рязани начали строить бронепоезд на собранные работниками депо деньги. Люди оставались после смены; чтобы помочь, приходили в цеха пенсионеры.

Рязанское депо получило секретное распоряжение: собираться в эвакуацию, приготовиться взорвать железнодорож­ные объекты и разобрать часть путей на московском направлении. Но Рязань попросила не торопиться. И уже на следующий день Госу­дарственный комитет обороны приказал обеспечить сверхсрочное продвижение крупных воинских соединений на за­щиту Москвы.

Ставили рекорды машинисты. «Сталинское знамя» писало: «Машинист В.М. Никитин проводил поезда от Рязани до Шилова, не набирая воды, и таким образом сокращал оборот паровоза до восьми часов. Этот метод вождения поездов экс­прессами поддержали многие». При норме в 1 400 тонн Никитин смог провести поезд в 2 500 тонн на участке Рязань – Шилово.

Ещё один рязанский железнодорожник стал основоположником целого движения. Николай Лунин предложил машинистам самостоятельно чинить свои паровозы. К декабрю 1941 года в стране было уже 47 тысяч «лунинцев», перенявших его опыт. Государственный комитет обороны обязал внедрить опыт рязанца по всему СССР.

Ночные летчики и рязАНКИ-пулеметчицы

С первых дней войны наши войска несли огромные потери. В тылу для переброски к месту боев формировали новые и новые воинские части. Страна столкнулась с необходимостью обучать солдат и офицеров. Одним из городов, где взялись за это, стала Рязань.

Пехотное училище работало в Рязани с 1918 года. В годы войны на него пришлась особая нагрузка: здесь подготовили почти 8 с половиной тысяч офицеров. 16 выпускников стали кавалерами Золотой Звезды.

Служба в пехоте была особенно тяжелой, выдержать ее нелегко было и сильным мужчинам. Но военные условия диктуют свои правила – и в Рязанском пехотном училище в 1942 году начали набор девушек-курсантов.

В 1943 году училище выпустило 1 388 женщин. 704 получили офицерские назначения, стали командирами минометных, разведывательных, пулеметных подразделений.

Позже одна из выпускниц-пулеметчиц вспоминала, что программа для девушек не отличалась от мужской: в ней, например, были 20-километровые ночные марши с пулеметом, который весил 26 килограммов, тяжелой шинелью и вещмешком.

При этом командиры с удивлением отмечали, что девушки справляются лучше мужчин. В одном из отчетов приводятся результаты соревнований по огневой подготовке: «Разборка винтовки с завязанными глазами; разборка пулемета «Максим»; стрельба на точность и скорость (например, курсант Ганзина: 10 пробоин из 10 возможных за 57 секунд)».

Девушки-лейтенанты становились командирами разведывательных, пулеметных, минометных, снайперских рот и взводов. Позже командование Рязанского пехотного училища получало благодарности из действующей армии: «Ваши молодые командиры показывают образцы дисциплинированности, требовательны к себе и подчиненным. Мы просим вас больше готовить таких воспитанников. Их мы будем принимать с радостью и благодарностью».

Еще одним направлением было обучение летчиков. В Сасове на базе 3-й авиационной школы готовили пилотов, в Дягилеве – штурманов.

Рязанская высшая авиационная школа штурманов была сформирована еще в мирное время, к 1 января 1941 года. Война внесла коррективы. Вместо учебных аэродромов стали использовать убранные поля и пойменные окские луга. Школу эвакуировали, но рязанские площадки использовали и в это время.

С 1944 года начали готовить летные экипажи, которые должны были работать ночью. Такие выпускники были особенно нужны: самолеты могли скрытно приблизиться к позициям врага.

Всего за годы войны рязанская штурманская школа отправила на фронт более 2 тысяч специалистов. 20 из них удостоились звания Героя Советского Союза.

Сложно переоценить вклад Рязани в Победу. И присвоение статуса Города трудовой доблести – лишь возможность признать тот подвиг, который в те тяжелые военные годы совершили в тылу сотни тысяч рязанцев.


|